Зеленый змий
Напишите мне письмо Гостевая книга Ссылки на сайты с алкогольной тематикой Поиск по сайту Алкогольный юмор Водка в медицине Напитки других стран Приготовление и использование браги Рецепты приготовления Технология изготовления История создания водки Алкогольные новости На первую страницу

Пить или не пить? Вот в чем вопрос!

Наши корреспонденты побывали в Обществе трезвости и Обществе анонимных алкоголиков. Первый остался скептиком, а второй, кажется, бросил пить.

Территория трезвости в Москве - 16 квадратных метров

Лучше пусть она бьет, чем пьет!

Вот за что я люблю нашу газету - всегда посылает на задания в правильные места. Намедни был день рождения. Или поминки - не помню я, хоть режь. А наутро я с грехом пополам проснулся и вот уже топаю по узкой лестнице в государственную цитадель правильного образа жизни - Всероссийское общество трезвости и прочего здоровья.

Надо признаться, что блеск некогда могучей организации сейчас немного потускнел: борцы за трезвость располагаются в двух комнатах дома во 2-м Смоленском переулке. В первой располагаются бухгалтер Маргарита Алексеевна, за сторублевую зарплату сводящая финансовые концы с концами, и пригожий портрет знаменитого врачевателя перестройки Александра Довженко размером полтора на два метра со всеми лауреатскими медалями. В кабинете - бессменный председатель общества Владимир Михайлович Ярыгин с печатью дважды геройства Социалистического труда на лице. Он не получает за свой труд вообще ничего и потому так же, как и пятнадцать лет назад, работает токарем производственного объединения «Электростальтяжпром».

- Мастер у меня умница, - уважительно сообщил Владимир Михайлович. - Раз в неделю, по четвергам, отпускает меня сюда прием граждан осуществлять. Мы здесь, собственно, на историю работаем. А вот были времена...

Сквозь огненную воду и заводские трубы

Идея отучить рабочий класс, трудовое крестьянство и интеллигенцию пить до паралича, галлюцинаций и тяжкого бреда зрела у партии и правительства давно. Программу постепенного протрезвления советского народа курировал могучий тандем: члены Политбюро ЦК КПСС Егор Лигачев и Михаил Соломенцев.

В 1986 году эти два государственных мужа сформулировали такие кличи, как «Трезвость - норма жизни» и «Пьянству - бой!», после чего подчиненные рьяно взялись за дело. То, что госбюджет более чем на треть состоял из денег, вырученных от продажи спиртного, не имело никакого значения, - мы на идеологии никогда не экономили. Борьбу возглавил штаб в виде Всероссийского добровольного общества борьбы за трезвость.

Первым делом власть раскинула широкую сеть ЛТП. В течение первого же года в нее попались почти 200 тысяч пьяных сограждан! Не знаем, как их там лечили, но плести авоськи своими трясущимися руками алкаши научились знатно. Почти одновременно «пересохли» ликероводочные фонтаны в магазинах (в 1987 году «бухла» продали на 163,1 миллиона декалитров меньше, чем в 1984-м); академик Углов - тот вообще потребовал запретить продажу кефира как алкоголесодержащей жидкости. Параллельно повышали цены - если в 1984-м бутылка водки стоила 3.62, то в 1987-м уже 10.20. Но и ее, родимую, и по такой цене покупали за милую душу - с драками в километровых очередях, у таксистов и цыган.

Принудительно трезвое и оттого злое население привычно вступило в борьбу. Народ тут же скупил одеколоны, спиртосодержащий клей «БФ», жидкость для очистки стекол и «Дихлофос». Но это так - для гурманов. Ортодоксы смели с прилавков сахар, по данным на 1987 год - 1 миллиард 430 миллионов килограммов, и упромыслили 180 миллионов декалитров самогона-первача. Таким образом, получилось по 11 бутылок на душу населения с учетом младенцев и немощных старушек. Многие гнали самогон из принципа (сейчас рецепт уже утерян).

На переднем крае

- Чем только не занимались, - мечтательно рассказывал Владимир Ярыгин. - Группы специальные собирали на предприятиях и кодировали. Это такая методика доктора Довженко была. Безалкогольные комсомольские свадьбы (коньяк в чайниках разносили) очень популярны были в народе. С милицией сотрудничали теснее некуда - смешанные патрули по улицам пускали и требовали объяснений у работяг, почему они не в цехах. Ничего не помогало! Крепкий у нас народ, умеет бороться. У нас было 84 региональных представительства, и все работали как проклятые допоздна.

- А сейчас чем Всероссийское общество трезвости и здоровья занимается?

- Продолжаем бороться с пьянством. Газету вот выпускаем - «Пробуждение». Конечно, название... э-э-э... ассоциации вызывает неприятные, но зато в самую точку. Практически все руководители старого общества ушли в большую политику. Геннадий Позунов, непосредственный разработчик антиалкогольной программы ЦК КПСС, и Владимир Поздняков сейчас незаменимые помощники Геннадия Зюганова в Госдуме. Они хотя и не принимают непосредственного участия в работе общества, но не забывают нас, даже иногда помогают материально. Региональных представительств у нас осталось только 54, но работают в них настоящие энтузиасты нашего общего дела. Конференции устраиваем, вот 26 октября ближайшая будет. Изучаем новые способы лечения от алкоголизма. Заместитель мой - Новиков Олег Васильевич - автор и разработчик новой этаноловой системы.

- И в чем она состоит?
- А вот не пьет человек, допустим, 3 года и считается, что он «завязал». А на самом деле имеет место «катакомбное пьянство». То есть он срывается раз в полгода, уезжает на неделю и гудит до посинения! Пусть уж тогда этанол - чистый алкоголь - принимает в микроскопических дозах.

Выяснилось, что Всероссийское общество трезвости и здоровья хотя и сильно пострадало от перехода страны на капиталистическую общественную систему, но не отчаивается. Особая надежда у Владимира Ярыгина на Президента России Путина и мэра Москвы Лужкова. Оказалось, что в районных общественных центрах столицы заказывают лекции о вреде пьянства и даже платят за них. Что касается глобальных изменений к лучшему, то «Путин за державу борется, и без борьбы за трезвость здесь не обойдется. Тут мы с нашим опытом и пригодимся».

Многие из руководителей региональных отделений - практикующие врачи-наркологи, они тоже жертвуют малую копеечку своим организациям в надежде на будущий ренессанс борьбы с пьянством.

- А что это офис у вас... того?..
- Да, помещение у нас не ах, - помрачнел Владимир Михайлович.
- И за это бешеные деньги дерут, а ведь нам в этом доме целый этаж принадлежал. Да что этаж! Вон у московского отделения общества целый особняк был на улице Чехова. Так ведь выселили и предоставили какую-то конуру. Может, там и можно работать, но сначала надо отремонтировать, а денег нет. Председатель московского отделения Галина Каретникова в шоке, мы тоже.

Константин БЛАГОДАРОВ.

Секта анонимных алкоголиков

Чтобы вылечиться от пьянства, надо поверить в Бога, исповедаться Спонсору и сделать двенадцать духовных шагов.

В одно выходное, но омерзительное утро я пребывал в похмельной тоске. И размышлял под ворчание домочадцев об алкоголизме. «Пить или не пить?» - думал я, глядя на манящую янтарной свежестью бутылку пива. Но совесть голосом жены сказала мне: «Пиво по утрам пьют только алкаши!» И выпил я пиво. И решил - прах к праху, а алкаши к алкашам. И вступил в ряды анонимных алкоголиков.

К счастью, только из любопытства.
- Общество анонимных алкоголиков, - сказал женский голос на том конце провода.
- Хочу вступить, - вздыхаю виновато.
- Вы алкоголик?
- Да-а-а, - признаюсь хрипло.
- Вы хотите бросить пить?
- А зачем, по-вашему, я звоню?! - свирепею я.

Собрание анонимных алкашей на Тайнинской было назначено на 7 часов вечера. Причем график собраний позволял мне ходить к собратьям хоть каждый день, а в выходные дважды.

Я долго стоял у входа в АА и просто не верил своим глазам. Выпивохи тусовались... в опорном пункте отделения милиции. А напротив красовался специализированный магазин по продаже ликероводочных изделий.

Как меня посвятили в алкоголики

В небольшой комнате, соседствующей с кабинетом участкового, заседали анонимные алкоголики. Вполне благообразные мужички и тетки и несколько пареньков лет 17-ти. Два десятка человек сидели за длинным столом и пили из больших стаканов. Чай. На появление нового алкоголика отреагировали вяло.

- Надеюсь, ты имеешь отношение к спиртному? - спросил Главный.
Я с ухмылкой развел руками, мол, в чем вопрос!

Главный кивнул, деловито посмотрел на часы и, когда секундная стрелка доползла до нужной отметки, позвонил в колокольчик. Все затихли.

- Я алкоголик Сергей, - представился Главный. И с ходу предложил минуту молчания. Чтобы мы вспомнили всех знакомых пьющих, «которые мучаются». И пожелали им излечения. Захотелось спросить, сколько должен (в литрах, днях) пить человек, чтобы я о нем грустил? Но прерывать молчание я побоялся.

Минута закончилась, когда я желал меньше пить и больше закусывать девятому по счету приятелю. Этот хороший парень потреблял исключительно сухое вино и во время запоя уничтожал винные запасы сразу нескольких магазинов.

Из увлекательных воспоминаний меня вывел голос Главного.
- Новенький, у тебя какие проблемы?
- А? Ну как же...
И тут нашелся:
- Алкоголизм у меня!
Все зааплодировали и хором закричали: «Привет, Владимир!»

Как меня лечили от алкоголизма...

Из дальнейшего я понял, что излечение алкоголиков здесь проходит по сложной системе, сочетающей в себе элементы религиозных обрядов, чисто американский оптимизм и прикладную психологию. Учение АА призывает верить в Бога, исповедоваться Спонсору (духовному учителю) и следовать программе «Двенадцати шагов», символизирующих этапы в лечении. Например, с первым «шагом» алкоголик должен признать свое бессилие перед алкоголем и потерю контроля над своей жизнью. С третьим - препоручить волю и жизнь Богу. С восьмым и девятым - составить список тех людей, кому причинил зло, и пожелать загладить свою вину перед ними, а также возместить причиненный ущерб. Делая последний, двенадцатый «шаг», он сам становится Спонсором и должен искать новых членов АА.

На собрании читали вслух Книгу, в которой неведомый пастырь объяснял, что таких алкашей, как я, могут спасти только постоянный самоанализ и Бог. Пьющий народ внимал пастырю. Кто-то закрыл глаза и покачивал головой, кто-то изучал потолок, паренек, сидящий рядом со мной, бессовестно уснул, а мрачный мужик в углу стал шелестеть газетами. Потом каждый из присутствующих брал слово.

- Я алкоголик Николай, - сказал гражданин с кислой миной на лице.
- Привет, Николай! - эхом отозвались его собратья.
- У меня проблема, - вздохнул Николай. - Мама заставляет меня ехать за яблоками на дачу. Дача далеко. Придется там ночевать, а я не хочу. Сегодня я трезвый.
- Спасибо, Николай! - автоматически ответили алкоголики.
- Я алкоголик Виктор, - вдруг проснулся мой сосед.
- Здравствуй, Виктор! - мгновенно среагировало собрание.
- Когда я в последний раз был в запое, - начал он, - во время просветления зашел на кухню. Подруга готовила завтрак и никак не могла справиться с лапшой. Я посоветовал взять дуршлаг. И подумал, какой все-таки у нас, у алкоголиков, прагматичный ум.
- Спасибо, Виктор! - поблагодарило рационализатора собрание.

Так мы беседовали еще полчаса. Дамы дисциплинированно называли себя «алкоголичками» и каялись, что врожденное женское самолюбие мешает им признать себя больными людьми.

- Я жила с мужчиной, - рассказывала одна из них. - Мы вместе пили, вместе сдавали бутылки, дрались. Но себя я алкоголичкой не считала, а называла алкашом его. Теперь я понимаю, что мы были одинаковые.

Процесс излечения меня утомил. Будучи алкоголиком из народа, я заскучал от речей о «высоком» и снова начал грезить о пиве.

Но тут пришел Иван и меня излечил.

...И как вылечили

Главный, следуя американской традиции, уже посматривал на часы и готовился ровно в 8.45.00 закрыть собрание, когда за дверью что-то загремело и в комнату, словно свежий ветер, ворвался натуральный алкаш по имени Иван. Он был абсолютно трезв, но лет двадцать ежедневного потребления очень спиртных напитков оставили на его лице неизгладимый след.

- Я алкоголик Иван. У меня проблема, - заявил он с порога.
- Вань, - проворчал Главный, - мы уже закрылись.

Алкоголик Ваня смачно выматерился и силой взял слово.
- Я хотел пригласить сюда своего друга Виталика, - чуть не плакал он. - Несколько лет назад мы пили вместе. В наших мозгах была одна извилина на двоих, топором прорубленная, которая соображала, где взять деньги и нажраться. Вы знаете, я не пью три года, но Виталик пьет. Скотина! Я его позвал с собой, чтоб он вылечился. Виталик только попросил, чтоб я взял 10 рублей у его матери, чтоб подлечиться с похмелья. И теперь вы мне скажите (Иван обвел горящим взглядом присутствующих), как можно за червонец и 10 минут времени так нажраться?

На полу, прямо у двери участкового, сидел пьяный в хлам Виталик и жалобно глядел на друга. Иван зло пнул его ногой и воскликнул: «Боже, ну почему, когда я хочу сделать что-то доброе, у меня все получается через задницу?!»

Анонимные алкоголики улыбались и с гордостью смотрели на Ивана.

И хотя дальше снова началась американская галиматья (взявшись за руки, мы начали читать какое-то заклинание), алкоголик Иван, матерящийся у тела пьяного друга, меня вылечил. Этим вечером вместо обычного «джин-тоника» я принес домой торт.

Владимир ВОРСОБИН.

МНЕНИЕ СПЕЦИАЛИСТА

Весь мир умеет пить. А мы можем еще и надираться!

Александр Клячин, заместитель главного врача 17-й наркологической клинической больницы Москвы, стоявший у истоков создания Общества анонимных алкоголиков:
- Наш пьяница по сравнению с американским, к сожалению, полная развалина. Даже если у обоих одинаковый стаж заболевания и они регулярно принимают «на грудь» примерно одинаковое количество спиртного, у нашего алкаша патология ярче. Потому что наш пока не выпьет бутылку залпом, не успокоится. Американец выпивает ту же самую бутылку, но небольшими дозами, разбавляя тоником. Организм такой прием спиртного легче воспринимает. Когда водку пить стаканами, осложнения болезни развиваются быстрее.

ИЗ ДОСЬЕ «КП»

Общество анонимных алкоголиков появилось в СССР в конце 80-х годов. Пример нам подали американцы: «Программа двенадцати шагов» родилась в 1935 году в США. Основная идея создания таких обществ заключалась в том, что по-настоящему понять больного может только тот, кто сам был когда-то алкоголиком. Даже если пациент доверяет своему лечащему врачу, все равно между ним и доктором существует барьер - белый халат. С друзьями по несчастью он более откровенен. Всем членам клубов анонимных алкоголиков на собственном опыте известно, что такое похмелье, почему происходит запой и как из него выйти, а медицинских работников там нет. Многие врачи-наркологи считают, что мы зря взяли за основу американскую программу, которая не совсем близка менталитету российского алкоголика. Некоторым больным собрания обществ кажутся неинтересными, примитивными. Впрочем, в нашей стране есть много пациентов, которые благодаря клубам анонимных алкоголиков по восемь лет находились в ремиссии, то есть воздерживались от спиртного.

Комсомольская правда
8 октября 2001 г.
На фото: Лучше пусть она бьет, чем пьет!