Зеленый змий
Напишите мне письмо Гостевая книга Ссылки на сайты с алкогольной тематикой Поиск по сайту Алкогольный юмор Водка в медицине Напитки других стран Приготовление и использование браги Рецепты приготовления Технология изготовления История создания водки Алкогольные новости На первую страницу

ВОДКА FOREVER

Эрнст Неизвестный поставит памятник национальному напитку
Водка

Скоро в городе Углич Ярославской области появится единственный в мире памятник русской водке. Работу над этим проектом уже начал Эрнст Неизвестный.

Надо сказать, что в последнее время в Ярославской области зарождаются идеи весьма занимательного свойства. То здесь собираются организовать автобусные экскурсии по местам, изображённым на тысячерублёвой купюре, то проводят первый в истории России волейбольный матч между заключёнными местной тюрьмы и пациентами психиатрической лечебницы (надо ли говорить, что зэки у душевнобольных выиграли и были жутко довольны, получая призовые сигареты и чай). А теперь вот памятник водке в Угличе.

Заметим, что идея создания памятника возникла отнюдь не на пустом месте. Установить его предполагается аккурат напротив музея водки (правильное название - "Библиотека русской водки") - тоже единственного в мире, конечно. Дело в том, что древнерусский город Углич знаменит не только своими церквями, монастырями и тем, что там зарезали царевича Дмитрия, смерть которого положила начало многолетней смуте (пресекли её Минин и Пожарский, освободившие Москву от поляков, за что и были отлиты в бронзе - см. учебник "Москвоведение"). Древнерусский город Углич знаменит ещё и тем, что дал миру фамилию Смирновых - изобретателей и производителей одноимённых водок.

Все Смирновы-водочники родом из деревни Каюрово, бывшего Мышкинского уезда, ныне Угличского района. Дядя знаменитого Петра Арсеньевича Смирнова, поставщика двора его императорского величества, Григорий Алексеевич (из крепостных двора Скрипицыных, впоследствии - купец третьей гильдии) в XIX веке стал первооткрывателем трактирно-гостиничного дела в Угличе. Сам же Пётр Арсеньевич, тогда ещё звавшийся просто Петькой, в трактире у дяди работал половым. После смерти Григория в 1825 году (он умер совсем молодым, тридцати пяти лет от роду) Петька с отцом подались в Москву - там имелся родственник, тоже по водочной части. Столичный Смирнов держал винный погреб на Варварке и разливал водки собственного производства, которые в течение многих лет охотно закупал у него знаменитый московский ресторан "Яр".

Некоторое время Пётр Арсеньевич трудился у родственника приказчиком, затем открыл собственное дело (некоторые источники утверждают, что деньги на это он выиграл в лотерею: некая барыня подарила смазливенькому приказчику билет, оказавшийся счастливым).

Дело пошло, к началу 70-х годов XIX века под маркой Смирнова выпускается более 400 наименований алкогольных напитков, из них полторы сотни - собственные разработки Петра Арсеньевича (касается это, не только рецептуры, этикетки и бутылки тоже изготавливались по его эскизам).

В 1877 году Петр Смирнов получает высшую награду России - голубой штоф с тремя гербами - и звание "Поставщик Двора Его Императорского Величества". Звание это получали лишь производители товаров, заказываемых царской семьёй для личного пользования и официальных церемоний, в течение минимум восьми лет поддерживающие высочайший стандарт качества. Быть поставщиком дело не только почетное, но и прибыльное: промышленник получал серьезные налоговые льготы и весьма выгодные госзаказы.

Государство же, в свою очередь, получало колоссальный доход в виде акцизов (на акцизы смирновской продукции, например содержалась чуть ли не половина русской армии, хватало и на обмундирование, и вооружение, и на провиант).

В 1896 году, незадолго до смерти Петра Смирнова, к уже имеющимся трём орлам прибавляется четвёртый, а водочная империя Смирнова успела стать крупнейшей наиболее уважаемой в России.

А поскольку родом все Смирновы, напоминаю, были из окрестностей Углича, то два с половиной года назад группа энтузиастов решила организовать здесь музей, посвященный Смирновым в частности и русской водке в общем и целом.

На сегодня единственный в мире Музей русской водки - это средних размеров зал на втором этаже кинотеатра. Однако на сравнительно небольшой площади умещается немыслимое количество экспонатов по-настоящему занятных древние самогонные аппараты с метровым змеевиком, покоящимся в долбленом корыте, одна из первых в России разливочных машин образца 1830 года со старейшего в стране питерского завода "Ливиз", граненые стаканы XVIII века (именно тогда и император Павел ввёл в обиход стакан немецкого образца, вытеснивший впоследствии традиционную русскую кружку), первые водочные бутылки начала XIX века с надписью "Требуем сдать посуду" на этикетке, пивные бутылки того же периода, по боку которых красуется трогательное и по сей день актуальное "Ищите клеймо на крышке, иначе подделка!". Помимо бутылок в витринах десятки газетных вырезок, фотографий, этикеток (вроде "Коньяк из натурального французского коньяка") и много-много чего ещё. Фактически вся история русской водки с момента её появления до наших дней.

Строго говоря, водка появилась не та давно - каких-то пятьсот лет назад. До того славяне пробавлялись березовицей и медами. Да и то не всякий день. Изначально поводов для возлияний было не так много рождение, похороны, победа над врагом и свадьба (для молодожёнов варили специальный слабоалкогольный мёд, который полагалось пить целый месяц, оттого он медовым и называется). Впрочем, даже и в этих редких случаях не дозволялось буйство хмелю. Водка появилась на Руси в середине 15 века. Предположительно первое хлебное вино крепостью около 15 градусов было создано в Москве, в Чудовом монастыре. Уже через несколько лет монастырское винокурение составляет такую конкуренцию государственной казне, что великий князь Иван затевает на сей предмет тяжбу с Церковю. Спустя почти десять лет, в 1474 году, (???) тяжба заканчивается введением впервые русской истории монополии на производство водки (продержалась она до 1605 года).

Надо сказать, что изначально водку русичи пили так же, как когда-то меды и березовицу, исключительно по серьезному поводу. Кроме того, водка считалась лекарственным средством: великолепны антисептик, на протяжении нескольких веков - единственное болеутоляющее средство, широко используемое для облегчения страданий раненых воинов, водка, настоянная на травах и принимаемая по 40-50 граммов в день, использовалась для лечения самых разнообразных недугов. Имелись водки головные, лёгочные, сердечные и даже любовные. Однако уже в середине XVI века на смену умеренному питию приходит пьянство буйное и безудержное.

Отцом-прародителем его справедливо считается Иван Грозный. Взявши в 1552 году Казань и подсмотрев у татар "кабак" (заведение, где питие исключает какую бы то ни было закуску), Иван Васильевич по возвращении в первопрестольную немедленно издаёт указ о строительстве кабака - особого питейного дома - на Балчуге (т.е. на болоте). Изначально, правда, посещать питейный дом дозволялось лишь знатным боярам и опричникам. Простолюдин мог прийти туда трижды в год - на Пасху, на Рождество и в Дмитриевскую субботу Однако очень скоро выяснилось, что кабаки - это не только и не столько место увеселения, сколько практически неисчерпаемый источник для пополнения казны. И вот с 1555 года кабаки появляются повсеместно, заменяя традиционные русские корчмы. Деньги в закрома Родины текут рекой, народ допивается до зелёных чертей (впоследствии на Руси даже появятся потешные бутылки со стеклянным чёртом внутри, несколько штук таких бутылок выставлено в музее).

Однако самый значительный скачок в потреблении спиртного произошёл всё-таки при царе-реформаторе. Девятнадцати лет от роду Пётр Первый, пьянствуя напропалую в немецкой слободе с закадычным другом Лефортом, сочинил устав для "всепьянейшего собора", которому и следовал строжайше всю свою жизнь. И от других того же требовал. Ассамблеи петровских времён представляли собою масштабнейшие пьяные загулы, в ходе которых полагалось напиваться до состояния буквально бесчувственного. На царское расположение всерьёз мог рассчитывать лишь тот, кто мог единым махом осушить кубок Большого орла (полтора литра) и при этом удержаться на ногах.

Во время Северной войны водка, до того реками лившаяся на ассамблеях, выплёскивается в народ: остро нуждаясь в деньгах на военные расходы, Пётр снова вводит отменённую было государственную монополию на производство и продажу спиртного. Повсеместно открываются кабаки, куда всякий может зайти и напиться "пьян". Водку продают двенадцатилитровыми ведрами, и, купивши ведро у кабатчика, полагается его тут же и выпить. Закуска не предусматривается вовсе. Владельцам кабаков дан указ: мужика из-за стола не гнать, пока не пропьется до нательного креста.

Пьянство становится нормой жизни, водка - первейшим жизненным стимулом. Именно во времена петровские водка в России становится обязательной принадлежностью не только праздничного, но и повседневного стола (одно время её выдавали даже обитателям богоугодных заведений). Водка становится непременной частью солдатского пайка - воинским Уставом 1716 г. учреждены особые порционы - нормы выдачи спиртного. Обязательное довольствие солдата - 2 кружки в день (около 1,5 литра), матроса - около 2 литров.

Также по одной чарке в день полагалось всем петербургским строителям, дорожным рабочим, рабочим верфи, портовым грузчикам, для простолюдинов выдавалась низкосортная водка бесплатно по царскому распоряжению. Изготавливалась она при царском кабаке и получила название царской мадеры.

Так продолжается до прихода к власти императрицы Екатерины II. При ней возрождается культура пития. Снова за столом гости не закусывают водку, а запивают спиртным кушанья. Снова в почёте умение пить, сохраняя трезвость суждений и ясность сознания.

Екатерина II одарила всё титулованное дворянство правом на домашнее винокурение: чин первого класса отныне может гнать в год до 1000 ведер спиртного. Вскоре появятся десятки домашних заводов, и водки, произведённые на них, будут превосходить качеством знаменитые французские коньяки (Екатерина даже не стесняется посылать их в подарок своему другу по переписке Вольтеру). В то же время водку начинают очищать с помощью древесного угля (до того очистка после многочисленных перегонок производилась в основном с помощью молочной сыворотки и последующей фильтрации через 11 видов ткани). На уголь жгли бук, липу, березу, специально отобранные деревья не старше 40 лет. Водка после такой очистки получалась как слеза младенца.

В 1893 году происходит событие эпохальное: Менделеев выводит формулу водки, принимая за основу не объемы, как прежде, а весовые части. Этой теме он посвятил свою докторскую работу. С тех пор "русской водкой считается лишь такой продукт, который представляет собой зерновой (хлебный) спирт, очищенный и разведённый затем по весу водой точно до 40 градусов".

В 1894 году российское правительство оформляет первый патент на менделеевскую сорокаградусную водку Называлась она "Московская особенная" (впоследствии переименована в "Московскую особую").

К началу XX века Россия становится главным европейским производителем и поставщиком спирта, оттеснив Германию и Австро-Венгрию. Русский спирт охотно покупали виноделы Греции, Испании, Италии, Франции. Однако в 1914 году в связи с началом Первой мировой войны российским правительством был введен сухой закон, почивший после Октябрьской революции.

С 1924 года уже Советским правительством на водку снова вводится монополия, самая продолжительная за всю историю России (она продержалась аж 68,5 лет).

Ещё одно значительное событие в истории русской водки произошло в конце 70-х: Польша заявляет свои претензии на приоритет изобретения хлебной водки. Лишь в 1982-м решением международного арбитража за СССР были закреплены приоритет создания водки как русского оригинального напитка и исключительное право на её рекламу под этим наименованием на мировом рынке, а также признан основной советский экспортно-рекламный лозунг "Только водка из России - настоящая русская водка!"

Убедиться в истинности этого утверждения посетители музея могут здесь же, в дегустационном зале, где желающим предлагается попробовать лучшие сорта современных российских водок, всего представлено около 800 сортов: хочешь - "Флагман", хочешь - красноярский "Данилов" (превосходящий чуть ли не вдвое мировые стандарты качества), хочешь - "Царские регалии" с концентратом лекарственных трав (эта водка не противопоказана даже людям с больной печенью), хочешь - "Владимирскую беспохмельную" (содержит янтарную кислоту и углеводородный модуль алкософт, изменяющий метаболизм и исключающий проблемы с утра назавтра).

И уж после дегустации окончательно понимаешь: русская водка стоит того, чтобы ей поставили памятник. В начале июня русские водки дегустировал здесь знаменитый скульптор Эрнст Неизвестный. Он приехал осмотреть место, где предполагается воздвигнуть памятник национальному продукту.

С идеей создания памятника обратился к Неизвестному во время своей поездки в Нью-Йорк заместитель губернатора Ярославской области Артур Сазонов. Скульптор ответил, что не только не считает это предложение-идею дерзостью, но, напротив, "весьма польщён оказанным доверием в столь важном и традиционно деликатном для души и тела государства российского предмете". А перед отъездом из Углича пообещал, что непременно создаст "самый лучший памятник водке в мире".

Мэр города Элеонора Шереметьева считает, что монумент, созданный Эрнстом Неизвестным, не просто украсит Углич, но станет "ещё одним серьёзным шагом на пути развития туристической отрасли Ярославского края". По её словам, после открытия музея "Библиотека русской водки", Углич сразу же получит мировую известность - о музее даже писали в нью-йоркских газетах.

Предполагается, что монумент будет готов к концу года. Во всяком случае, Неизвестный уже работает над эскизами памятника. Что собою будет представлять скульптура - монумент павшим, водопад или что другое, - пока не понятно. Известно только, что на памятнике среди прочего будут изображены логотипы различных сортов новых водок. Какие именно логотипы? Окончательно" ясности нет пока и в этом вопросе. Разумеется, должен там присутствовать "Смирнов" Однако спор между принадлежащим американцам брэндом "Смирнофф" латиницей с двумя "ф" и российским потомком Петра Арсеньевича (водки "Смирновъ" с твёрдым знаком) насчёт того, у кого прав на использование знаменитой фамилии больше, ещё не окончен. Судебные решения, протесты и исполнительные листы множатся с устрашающей скоростью, и на сегодня трудно да же предположить, в какую сторону чаша весов в итоге склонится. Впрочем, справедливости ради заметим, что согласно международным рейтингам, и русский и американский "Смирнов" изрядно уступает по качеству и популярности "Столичной" - самой, пожалуй, знаменитой и любимой русской водке, перманентно занимающей первые строки водочных хит-парадов.

По ситуации на конец 2000 года водка Stolichnaya продолжает возглавлять рейтинг 100 самых популярных спиртных напитков составляемый ежегодно агентством Inpact Databank. Ни Absolut , за прошлый год существенно укрепивший свои позиции, ни, Dim-Beam Brands, опередивший знаменитое виски Johnnie Walker Red Label , даже близко к "Столичной" подобраться не могут.

Торговая марка водки "Столичная" - это действительно наша национальная гордость. Во всём мире она является таким же символом России, как матрёшка, балалайка и тройка. "Столичная" отмечена множеством международных наград (среди них - золотая медаль на Международной выставке в Брюсселе 1958 года, золотая медаль на Международной выставке в Лейпциге 1963 года, золотая медаль на Международном конкурсе кондитерских и винно-водочных изделий в Пардубице 1969-го и золотая медаль на Международной ярмарке в Пловдиве 1972 года).

Правда, в начале 90-х авторитет "Столичной" несколько пошатнулся: косяком пошла суррогатная водка, разлитая на подпольных заводах и выдаваемая за знаменитый брэнд. Произошло это исключительно потому, что легендарная марка на несколько лет осталась практически бесхозной.

При советской власти за качеством "Столичной" приглядывало созданное в 60-х Всесоюзное объединение "Союзплодимпорт" (кроме контроля за оборотом водки в сферу его деятельности входила торговля консервами, бананами, финиками и т.д.). При советской власти "Союзплодимпорт" был, само собой, предприятием государственным, в 1990-1992 годах реорганизовался в акционерное общество, но при этом по предложению Министерства сельского хозяйства товарные знаки на водку были аннулированы Госпатентом (решение, противоречащее и законодательству и логике). В итоге до 1994 года "Столичная" вместе с другими товарными знаками не принадлежала никому. Не производил её только ленивый - на заводе, в подвале, у тёщи на даче... И хотя в 94-м по поручению президента регистрацию товарных знаков восстановили, заводам предоставлено было право производить водку в течение ещё трёх лет ну не пропадать же закупленным на пять лет вперёд бутылкам и этикеткам... Закономерно, что к 97-му "Столичная", бывшая на протяжении десятилетий синонимом качества, стала ассоциироваться с нелегально производимым, некачественным напитком, который лучше не употреблять, чтобы не рисковать здоровьем.

Однако после того, как возрождением былой славы "Столичной" занялась фирма ЗАО "Союзплодимпорт", к которому в 97-м перешли права на этот товарный знак, престиж самой знаменитой русской водки вернулся. Управляющая команда "Союзплодимпорта" начала с того, что установила всех производителей "Столичной". Тем, кто делал это без лицензии, предлагали подписать договор. В случае отказа обращались в Арбитражный суд (и выигрывали). С подписавшими же договор "Союзплодимпорт" самым тесным образом работал, тщательно контролируя и производственный процесс, и соблюдение технологи, и качество продукции. Был заключён договор с "Союзэкспертизой", которая теперь по всей стране проверяет, как производители соблюдают стандарт, технологию, рецептуру. Против нарушителей принимаются меры вплоть до отзыва лицензии. Помимо этого в стране создано пять специализированных фондов, которые отслеживают рынок, выявляют нелегальных производителей, проводят полноценную работу по защите прав владельцев товарных знаков, что в конечном счёте повысило культуру заводов. Аналогичную работу "Союзплодимпорт" проводит и за границей, постоянно сотрудничая с Интерполом, выявляя нарушителей во всех странах мира, подделывающих "Столичную".

Итогом этой повсеместной борьбы стало серьёзное улучшение качества водки. Изменился и её внешний вид. "Столичная" советского образца - это стандартная бутылка плюс блёклая этикеточка с изображением гостиницы "Москва" работы художника Йогансена (отец его, тоже художник. прославился картиной "Допрос коммуниста", по которой мы все писали изложение в школе). Теперь главная водка страны изрядно видоизменилась. Были созданы и запатентованы принципиально новые бутылки (с надписью "Союзплодимпорт" на донышке, с широким горлом и длинным колпачком) и этикетки (яркие, фольгированные, выгодно отличающиеся от советского образца). "Столичная" в этой современной нарядной таре воспринимается уже не как самая дешёвая и скорее всего палёная водка, а как гарантированно качественный продукт, внешний вид которого соответствует содержанию. Помимо прочего стараниями "Союзплодимпорта" был расширен ассортимент столичных водок - появились ароматизированные водки с добавками малины, клубники, ванили, корицы (в отличие от зарубежных аналогов бесцветные).

Потребителю от этого - радость, государству - прибыль: акцизы, уплачиваемые получившими лицензии "Союзплодимпорта" заводами от производства продукции под торговыми марками этой фирмы, составляют примерно два миллиарда рублей в год. Возрождение же легендарной "Столичной" в новом качестве вообще никакими деньгами не оценишь: благодаря "Союзплодимпорту" она фактически получила вторую жизнь. Так же, как и "Московская особая", логотип которой, надеемся, тоже украсит постамент памятника.

Ведь это - старейшая русская сорокаградусная водка (первая, напомним, запатентованная Российским правительством). После революции, в 1924 году, соратник Д.И. Менделеева, М.Г. Кучеров, модифицировал рецептуру "Московской особенной" - для лучшей "питкости" в неё стали добавлять пищевую соду и уксусную кислоту. С тех пор рецептура остаётся неизменной. Изменилось только название - с "особенной" на "особую". И все водки, появившиеся впоследствии (включая и знаменитую "Столичную"), лишь ее модификации.

Екатерина Костикова
"Версия"
3-9 июля 2001 г.